?

Log in

No account? Create an account

Sun, Apr. 22nd, 2012, 02:04 pm
ex_n1ck473: О титульных листах. 2: за границей



Пост о титульный листах номер два. Рассмотрены в этот раз титульные листы современных зарубежных книг (в основном из 1990–2000-х).


1. 1938. Hugh Walpole. Mr. Perrin and Mr. Traill. Penguin Books
Плохо. Типограф явно боится пустого места и пробует по-классически заполнить его, несмотря даже на то, что книга слишком современная (по содержанию, по времени издания), а ее заглавие — слишком короткое. Текст титула удлинен всеми способами, а цитата посреди (эпиграф?), набранная мелким кеглем напоминает XIX век с его сухими, академическими титульниками.

Отвлекает от неудачной композиции кусок текста слева, расположенный там неспроста. На него косится и оглядывается пингвин (не уверен, что это заметно на картинке).

Отсутствие разрядки в прописных (заглавие, автор) создает неприятное, беспокойное впечатление (ср. с разряженным названием издательства).


2. 1974. Albert von Chamisso. Peter Schlemihls wundersame Geschichte. Verlag Philipp Reclam jun.
История старика Шамиссо проиллюстрирована экспрессионистом Людвигом Кирхнером. Типограф же скромно пытается объединить классическое содержание с авангардной формой, и с этой задачей справляется на ура. Единственный вопрос: зачем?

Типограф великолепно балансирует: от экспрессионизма к Шамиссо и наоборот. Жирной красивой Гельветикой набран и титул, и весь текст далее. Авангардный шрифт, конечно, в первую очередь подходит иллюстратору, но этот же жирный, яркий шрифт напоминает «золотой» набор первопечатных книг с их тяжелым готическим шрифтом.

Симметричная, выровненная по центру композиция из-за огромных полей оказывается в левом углу листа.
Текст титула не держит полосу. Отсутствие разрыва между заглавием и подтитульными данными одновременно нетрадиционно, и одновременно глубоко исторично — так выглядел, например, титул Гипнэротомахии Полифила (1499).

Игра традиции и новаторства пронизывает всю страницу, где тезис и антитезис, классика и модернизм снимаются постмодернистским «всё это было когда-то».


3. 1992. Jan Tschichold. Schriften 1925–1974. Brinkmann & Bose.
Композиция безупречна, и жест Чихольда вполне ее иллюстрирует. Сюда нельзя ничего добавить, здесь ничего нельзя убрать, даже подпись к фото (которая, несколько укрощает выразительность титула, превращая портрет из героя композиции в банальную иллюстрацию) — даже подпись играет свою роль, подпирая фотографию, выпущенную навылет сверху и сбоку. Всё очень хорошо, и малое количество кеглей (имя автора и подтитульные данные набраны кеглем основного текста), и спокойствие, и умелая работа с полями-пробелами, но придерусь я к чему? тон здесь задает иллюстрация.

Можно сказать уважительно: взгляд Чихольда, но даже в другом томе, где вместо портрета — черный прямоугольник (обложка «Новой типографики»), — тон задается картинкой. Налицо наша современная победа Визуального над Логосом, и дизайнер утверждает только то, что есть... но если картинки важнее слов, зачем тогда книги? тем более, книги о них.


4. 1996. The Art Book. Phaidon Press.
Совершенная титульная смерть, которая объясняется содержанием книги. Это просто альбом, который не нужно смотреть c начала и до конца. Книжка с картинками.

А мне нравится. Авантитул вместо титула.


5. 1997. John Julius Norwich. A Short History of Byzantium. Alfred A. Knopf, Inc. (Серия Borzoi books.)
Один из самых мощных, (и казалось бы простых) титулов этой подборки. Великолепно всё: и подтитульные данные в одну строку, и такая же незаметная разрядка... Верхнее и нижнее поля чуть увеличены (на строчку).

Глядя на эту книгу, понимаешь, что бумага, печать, шрифт (хорошие) — это уже полдела. Если они есть, то типографу остается просто не выпендриваться, полагаться на проверенное и испытанное, действовать аккуратно (но не скучно), потратить время в том числе и на титул (день, два, неделю на разные комбинации) — и шедевр будет готов. Впрочем, от скучного до гениального, как известно, недалеко. Единственно, к чему можно было бы придраться здесь: к логотипу серии, который мог бы (раз это даже не издательская марка) быть вертикальным, напоминая старинные марки и усиливая стройность титула.


6. 1999. Warren Chappell, Robert Bringhurst. A history of the printed word. Hartley & Marks Publishers.
Ностальгический титул, грустящий (но не скучающий) о старых временах. Пространство полосы заполнено равномерно, благо название, вкупе с английскими артиклями, это позволяет сделать. Крупный кегль, нейтральная композиция и ее лаконизм выявляют красоту шрифта самого по себе. Неотразимо, что еще сказать?

Наблюдение: классические, симметричные титулы в новых книгах смотрятся удачнее, ибо маскируют современную всепластмассовость книги, отвлекают от мысли, что перед нами только продукт, а не произведение.


7. 1999. Stanley Morison. A tally of types. David R. Godine.
Случай, близкий к «Истории печатного слова», но более многословный, усложненный красивостью (второй цвет, рукописная рамка). Некоторое беспокойное ощущение создает шрифт, которые написано всё, кроме заглавия — его очень тонкие, острые линии (прекрасно напечатанные) создают впечатление, будто шрифт этот создан для гораздо более крупного кегля.

Некоторая выпендрежность, побудившая издателя к многословию на титуле, слишком явно отсылает в историю. Ощущение этакой излишней красивости на экспорт, сразу на полку библиофила. В History of the printed word такого нет: там проще, демократичнее и потому ближе нам. Современнее.


8. 1999. Robert Bringhurst. The Elements of Typographic Style. Оформление автора
Сочный барочный титул, классически заполненный сверху донизу, но совершенно современный, полный радостного созерцания истории, хитрой и негрустной ностальгии, какую можно найти в некоторых постмодернистских произведениях.
Строки плотно заполнили полосу не только по вертикали, но и по горизонтали — выключка влево не ощущается.

Текст на обороте авантитула, думаю, при возможности, Брингхерст поместил бы в другое место, но и тут он неплохо смотрится, не отвлекая от титула, но и не превращая его одиночество во что-то напыщенное и церемонное.

Титул Брингхерста, как и оформление всей книги, увлекает и спускается к читателю, пробует его заинтересовать, но в отличие от других случаев — Брингхерст стремится не (только) к славе и лучшим продажам, но действительно и небезосновательно считает свой текст важным и необходимым читателю.


9. 2000. Morris Bernan. The Twilight of American Culture. Оформление Молли Херон и JAM Design.
Крупно набранный заголовок заполняет большое пространство (вновь спасибо артиклям) и спущен до спуска. Имя автора, набранное жирным начертанием, не только тянет титул вниз, но и наоборот поддерживает его, потому что 1) находится в устойчивом месте — над нижнем полем, 2) отделено от заголовка достаточным пробелом, кеглем и начертанием. Той же цели служат название издательства и т. д. на соседней странице. Таким образом, титульный лист тихо гаснет и клонится вниз, вторя названию книги.


10. 2005. John Ruskin. On Art and Life. Penguin Books. Обложка (и макет?) Дэвида Пирсона.
Не прекрасен, но и не отвратителен, он даже не никакой — есть что-то в этой милой коммерческой серии для неучей. Лаконизм и камерность титула хорошо сочетаются с карманным форматом книги.

Узкие пропорции книги (золотое сечение) не слишком подходят для коммерческого минимализма: верхнюю титульную группу пришлось спустить на уровень спуска и закрепить именем автора (ненужный повтор) на обороте авантитула.


11. 2005. Phil Baines. Penguin by design. Penguin Books. Оформление Дэвида Пирсона.
Казалось бы: всё хорошо, но это не титул, а только более изощренная его симуляция. Нет, композиция, типографика весьма хороши, но причина того, что титул здесь вообще есть только в том, что эта книга — о книгах (обложках, точнее). Будь она о тракторах, нам не о чем было бы говорить. Своей плакатностью и попсовой «интересностью» титул действительно больше походит на обложку, как бы успокаивая покупателя: всё нормал, братиш, эту книжку читать не придется: картинок тут больше, чем слов.


12. 2006. Dziga Vertov: Die Vertov-Sammlung im Österreichischen Filmmuseum. Hg. Barbara Wurm, Thomas Tode. Оформление Габриэле Адебиси-Шустер и Томаса Куссина (buero8).
Не знаю, что и сказать. Тяготеет к журналу и кинотитрам, но с книжной и типографской любовью. Здесь все полдела, имевшиееся у «Истории Византии» употреблены на внешний эффект. Я понимаю: Византия — одно, а кино Вертова — иное. Так вышло, что история Византии — это и есть книга... а про фильмы Вертова, или даже про архив с его документами логичнее было бы снять фильм. Ну или намутить что-то дизайнерское, как в этом случае. Здесь мы встречаемся с уже знакомым смешением классики и авангарда, невнятным и здесь неуместным: несмотря на флаговый набор, иронично выключенный вправо, элементы титула держат полосу; полужирный внизу скромно набран уменьшенным кеглем. Единственная грубая ошибка: нехватка воздуха между названием и подзаголовком.

Титульный лист подобен дирижеру и его палочке: они нужны там, где мы имеем дело с классикой. Когда книга не совсем книга, не текст, требующий внимания и подъема к нему — там где этого нет, можно в слушателей хоть банкой пива зарядить, и все будут рады. Рушьте титулы и формальности там, где они не нужны. И будьте предельно неоригинальны, не оставляя при этом чувств вкуса и юмора, где титул действительно требуется.

Еще замечание: год издания за рубежом на титульник ставить не принято. Предполагаю, что из коммерческих соображений. Покупатели хуже берут прошлогодние и позапрошлогодние «несвежие» книжки...

Продолжение следует: 3. Титульные листы шедевров книгопечатания (1455–1964).

Mon, Apr. 23rd, 2012 07:58 pm (UTC)
age_in

Спасибо. Познавательно и полезно.